[Заглавная страница] [Лекции профессиональных ученых] [Работы начинающих]
[Критика] [ Об авторах ] [Дискуссия] [Форум] [Ссылки][Новости]

Вячеслав В. Погадаев
Научная этика. Ингибитор или катализатор прогресса? Ответ

В данной работе автор обсуждает действительно острую проблему. Научная этика. Ответственен ли ученый за использование полученных им результатов? Должен ли он учитывать возможные вредные последствия своих разработок? Разные люди дают разные, иногда крайние, ответы. Наример, когда в начале сороковых годов XX века был поставлен вопрос о моратории на исследования в области ядерной физики, Энрико Ферми заявил: "А мне интересно!" - и продолжил работы. Это - одна крайность. С другой стороны, когда в конце 60-х появилась возможность работы с рекомбинантными ДНК, многие считали, что это крайне опасное занятие, которое необходимо запретить. (Учитывая создание водородной бомбы за несколько лет до этого, требование звучало особенно забавно).

Другие ученые считали опасения мягко говоря преувеличенными и настаивали на продолжении исследований. В конце концов было принято компромиссное решение - на знаменитой Асиломарской конференции в начале 70-х были разработаны рекомендации по безопасности исследований в области рекомбинантных ДНК. Например, было выдвинуто требование, чтобы используемые микроорганизмы были нежизнеспособны во внешней среде вне лаборатории, и такие штаммы были специально созданы. В дальнейшем Асиломарские рекомендации не раз пересматривались и смягчались, но часть их действует до сих пор. Эта история, очевидно, может служить примером того идеального решения проблемы, когда "одновременно разрабатываются противоядия". Она же служит ответом на вопрос - интересует ли проблема ответственности научную общественность - и ответ этот положителен. И наконец, она указывает на еще одно очень важное обстоятельство - лучше всего забота о безопасности исследований получается тогда, когда ей сознательно занимаются сами ученые, а не тогда, когда ее навязывают крикливые общественные организации.

Следует, однако, отметить, что на Асиломарской конференции речь шла о сравнительно простом случае - необходимости предотвратить возможные прямые негативные следствия экспериментов, вроде появления в природе искусственных штаммов болезнетворных бактерий, устойчивых к антибиотикам. Вопрос об отдаленных последствиях исследований гораздо более сложен. Работы Пастера привели к победе над инфекционными болезнями, развитию антисептики и, с ее помощью, величайшим триумфам хирургии - но они же открыли путь к разработке биологического оружия. Следовало ли из-за этого отказаться от таких иследований?

Современную цивилизацию сделали возможными успехи химии - но они же сделали возможной и современную войну.

Едва ли можно найти хоть одно действительно фундаментальное открытие, которое не было бы использовано в военных целях, и едва ли можно найти такое воздействие человека на природу, которое не привело бы к негативным побочным последствиям. У Стругацких в повести "Понедельник начинается в субботу", есть персонаж, который, решив уравнение Высшего Совершенства, обрел всемогущество. Он мог все - и не мог ничего. Потому что граничным условием уравнения Совершенства оказалось требование, чтобы чудо никому не причиняло вреда. Ни одному разумному существу, ни на Земле, ни в иной части Вселенной. А такого чуда представить себе не мог никто.

Точно так же я не могу представить себе информацию о природе, которая при желании (или без него) не может быть кем-то использована во вред. С другой стороны, знание само по себе не хорошо и не плохо. Знание вне этики. И так как я считаю познание мира все-таки одной из главных целей цивилизации, то я считаю аморальным тормозить исследования только потому, что всегда найдется идиот или негодяй, способный с помощью новых знаний сделать какую-нибудь гадость. Я считаю, что об ответственности должен думать тот, кто принимает решение об использовании знаний, а не тот, кто эти знания добывает. В конце концов, одна и та же цепная реакция деления ядер урана идет в реакторе АЭС и в атомной бомбе, и не ученые, а политики решили создать сначала бомбу, а уж потом электростанцию. Создавали бомбу физики, это правда. Но, на мой взгляд, разработка бомбы - это уже не наука. Взявшись за этот проект, физики перестали быть в собственном смысле учеными, превратившись в военных инженеров. Брать на себя роль военного инженера или нет - это уже не вопрос научной этики, здесь я согласен с автором. Что же касается предложения разрабатывать одновременно "противоядия", то здесь возникает вопрос - противоядия против чего и какого рода? Можно ли считать противоракетную оборону противоядием против атомной бомбы? Вряд ли, особенно если учесть, что наверняка будет придумана ракета, против которой данная оборона неэффективна. Можно справиться с единичным естественным эффектом воздействия на природу. Но окончательно победить злую волю, вооруженную человеческим разумом, нельзя. На любое противоядие найдется более сильный яд, на него снова противоядие, и так далее, до бесконечности.

В силу этих соображений я считаю, что ученый несет ответственность, перед собой и другими, только за непосредственные результаты своей деятельности, но не за то, что сделает с ними общество. И со стороны общества аморально перекладывать данную проблему на ученых.

Таково лично мое мнение. Рад буду узнать Ваше, читатель.

Что касается этики эффективности, то я должен только обратить внимание на одно противоречие - по-моему, чтобы удовлетворять свои познавательные интересы, ученый должен работать эффективно, иначе интересы останутся неудовлетворенными. Что же касается случая, весьма, увы, частого, когда исследование не представляет интереса ни для науки, ни, по правде говоря, для исследователя, а выполняется только для получения степени, то это действительно неэтично, но люди этого сорта не являются в собственном смысле слова учеными и говорить с ними о научной и какой-бы то ни было этике вообще, представляется бесполезным. Да они и читать нас не будут.

Искажение научных результатов... В этом пункте я полностью согласен с автором. Да, это главным образом проблема методологии, проблема максимального устранения субъективности из науки, но и проблема ответственности. Необходимо помнить, что ваш результат, если он достаточно важен, может определить направление исследований на годы вперед, и если он ошибочен, то на годы задержать прогресс науки. (Хотя это и редко. Чаще всего через пару месяцев ошибку заметят и пострадает только репутация автора.)

Итак, я считаю, что главная ответственность ученого - это ответственность за значимость и достоверность результатов, да еще за то, чтобы оставаться ученым и не брать на себя функции, науке не свойственные - например, функции оружейника. Наше дело - добывать знания. О применении же знаний должны думать те, кто их применяет.

19 января 2000 года

1999 Вячеслав Нестеров
хостинг - Узел Синор
дизайн - Sharada Studio