[Заглавная страница] [Лекции профессиональных ученых] [Работы начинающих]
[Критика] [ Об авторах ] [Дискуссия] [Форум] [Ссылки][Новости]

Язык науки и его использование. Слова и термины.

1. Чего мы требуем от языка как инструмента науки?

Слова "язык науки" произносятся достаточно часто. Что, однако, за ними стоит? Действительно ли наука имеет какой-то особый язык, отличающийся от обыденного и, если это так, каковы его отличительные черты? В чем преимущества его использования? Вот вопросы, на которые мы должны сегодня ответить.

Поговорим вначале о языке вообще. Достаточно ясно, что язык может использоваться при достижении многих, весьма разнообразных, целей. Так, поэты и влюбленные используют язык, чтобы вызвать у читателя или слушателя некоторое переживание; политики - для того, чтобы создать впечатление разумности и общей полезности своих действий (даже если те не разумны и не полезны); ученые - для того, чтобы описать некоторые факты и охарактеризовать их взаимоотношения. В соответствии с этими целями, к языку предъявляются разные требования. Поэт требует от языка выразительности, то есть способности ярко передать мысль или чувство; политик хочет максимальной эмоциональности при минимальной информационной нагрузке; ученому нужны точность и ясность.

Хочу сразу отметить, что ясность - это не то же, что простота. Допустим, мы описываем поведение некоторой сложной системы. Тогда, чтобы достичь ясности, необходимо дать полное и однозначное (недвусмысленное) описание фактов и причинно-следственных взаимосвязей, определяющих ее состояние. Требование полноты означает, что в описание должны быть включены все факторы, значительно влияющие на систему. (Какие влияния являются "значительными", так же должно быть оговорено. Например, "значительными являются воздействия, смещающие некоторый параметр более, чем на 1% от его величины"). Кроме того, должен быть точно описан характер этих влияний. Идеальным описанием может быть математическая формула. Требование однозначности состоит в том, что каждое слово в описании должно иметь одно и только одно значение, и высказывание в целом должно интерпретироваться одним и только одним способом. В качестве примера рассмотрим два высказывания. Оба я услышал от студентов на занятии по физиологии, в ответ на один и тот же вопрос. (1) "Цветовой показатель характеризует содержание гемоглобина в эритроцитах". (2) "Цветовой показатель характеризует среднее количество гемоглобина в одном эритроците". Легко видеть, что первое высказывание не является однозначным и, в силу этого, ясным: его можно понять как "содержание гемоглобина во всех эритроцитах" и как "содержание гемоглобина в каждом из эритроцитов". Второе высказывание однозначно, но не полно, поскольку неизвестно, что значит "характеризует". Полное и однозначное высказывание может звучать так: (3) "цветовой показатель равен отношению среднего содержания гемоглобина в одном эритроците исследуемой крови к стандартному содержанию, равному 33 пикограмм на эритроцит". Зная это высказывание, мы можем точно сказать, как вычисляется параметр и как его интерпретировать. Следовательно, только эта формулировка является ясной, хотя из всех трех она имеет наиболее сложную форму. Из всего сказанного следует, что ясность и простота - это не только не одно и то же, но в действительности они нередко исключают друг друга. Например, в учебниках часто ради простоты опускают важные детерминанты поведения описываемого объекта, если эти детерминанты для своего понимания требуют от читателя некоторых усилий интеллекта. В таком случае текст становится простым (то есть не требующим ума для восприятия), но неясным, ибо в действительности понять, почему объект ведет себя так, а не иначе, по этому тексту оказывается невозможным. Это - ситуация, когда ясности препятствует неполнота высказывания. При оформлении научных результатов необходимо стремиться именно к ясности, потому что ясный, но сложный текст поймут хотя бы те, кто имеет для этого достаточный интеллект, в то время как простой, но неясный текст понять, по определению, не сможет никто.

2. Трудности при использовании естественного языка.

Давайте теперь разберемся, что препятствует однозначности при использовании естественного языка? Здесь есть несколько факторов. Первый, самый очевидный. Большинство слов языка многозначно, и не всегда ясно, какое из значений используется в данный момент. Второй, почти столь же простой. Высказывание может не содержать всей необходимой информации - посмотрите на первый пример из предыдущего абзаца. Третий фактор, наименее очевидный, но, может быть, наиболее важный. Чтобы объяснить его, начну с примера.

Некоторое время я провел в Германии и там, в городке Хойзенштамм близ Франкфурта на Майне, познакомился с немецким учителем русского языка. Разговаривали мы с ним по-русски. И вот, рассказывая мне историю своего городка, он сообщил мне, что столько-то лет назад Хойзенштамм был настоящей деревней. Я оглядел островерхие черепичные крыши окружавших меня домов, посыпанные гравием дорожки, павлинов, разгуливавших по этим дорожкам, чистенькую рыночную площадь - и попросил не использовать слово "деревня". Взамен я предложил "село" или "поселок". Мой собеседник кивнул и, демонстрируя незаурядную эрудицию, согласился, что да, конечно, в деревне нет своего храма, тогда как в Хойзенштамме уже больше двухсот лет стоит своя церковь (арх. Бальтазар Нойманн). Но действительно ли это различие так важно? Я, вздохнув, ответил, что дело не в том. Просто в последнее время слово "деревня" в русском языке стало приобретать несколько презрительный оттенок, тогда как слова "село" или "поселок" в этом смысле нейтральны. В действительности, однако, дело было в другом. Просто у меня в сознании слово "деревня" совершенно не ложится на реальность аккуратненького немецкого ort. Пусть даже dorf, в конце концов. Все равно не деревня. Потому что деревня - это пыльная дорога, замшелые избы или полувросшие в землю беленые хаты, покосившийся забор из досок, крик петуха на заре, пьяный тракторист чуть попозже и отощавшие коровы, пошатываясь, выходящие на пастбище по весне. Такова реальность, соотносящаяся со словом деревня в моем сознании, на основании моего жизненного опыта. Но как было объяснить это моему собеседнику, немецкому учителю русского языка, никогда не видевшему Россию?

К чему я рассказал эту примечательную историю? Дело в том, что она иллюстрирует один важный факт: каждый человек говорит на своем собственном языке, отличном от языка окружающих, поскольку каждое слово он наполняет смыслом, почерпнутым из своего личного опыта. Вследствие этого, если два человека разговаривают на естественном языке, понимание никогда не бывает абсолютным. Личные оттенки неизбежно ускользают, подобно тому, как мое понимание слова "деревня" было недоступно моему собеседнику - потому что деревню-то он никогда не видел. Но это означает, что требование полной однозначности при использовании естественного языка невыполнимо. Следовательно, наука должна иметь свой язык, который бы снимал эту проблему.

3. Решение проблемы: терминология.

Итак, мы показали, что в своем стремлении к ясности наука обязана пользоваться не естественным языком, а своим, специализированным, в котором бы не было проблем, связанных с субъективностью жизненного опыта, многозначностью слов и неясностью грамматических построений. И действительно, каждая наука имеет свой собственный язык, свою собственную терминологию. И очень важно сознавать, что, когда Вы говорите о науке, Вы пользуетесь не словами естественного языка, но терминами данной науки, даже если эти термины звучат так же, как слова обычного языка. Давайте разберемся, в чем состоит различие. Начнем, пожалуй, с лингвистики. Слово "термин" происходит от латинского "Terminus" - имя бога-покровителя границ и межевых знаков. Заметим так же, что каждый термин имеет определение - от слова предел. Стало быть, границы и пределы... Это не случайно. В отличии от слова естественного языка, термин должен быть (1) свободен от субъективности жизненного опыта. Недопустимо, чтобы разные исследователи при произнесении одного термина представляли себе разные вещи. (2) Однозначен. Недопустимо, чтобы один и тот же термин одной и той же науки описывал в разных случаях разные объекты. (3) должен иметь точно определенную область значений, то есть должно существовать строго определенное множество объектов, описываемых этим термином. Недопустимо, чтобы возникали сомнения, описывается ли какой-то объект данным термином или нет.

Все эти требования удовлетворяются только тогда, когда каждый термин имеет четкое определение, которое должно описывать совокупность признаков, всегда присущих определяемому объекту и никогда не присущих, в своей совокупности, ни одному другому существующему объекту. Описания признаков в определениях дается с помощью других терминов, так что для понимания данного термина необходимо знать не только его определение, но и определения терминов, использованных в его определении. "Онкотическое давление - это часть осмотического давления, создаваемая присутствием в жидкости высокомолекулярных соединений, в первую очередь - белков". "Осмотическое давление - это давление, которое необходимо приложить со стороны более концентрированного раствора, чтобы остановить осмос". "Осмос - это направленное движение молекул растворителя из области с менее концентрированным раствором в область с более концентрированным раствором". Очевидно, чтобы понять, что такое онкотическое давление, необходимо знать не только первое определение, но и два последующих. Подчеркнем этот момент. Определение должно даваться только через термины. Недопустимо использование в нем понятий естественного языка, потому что они всегда неопределенны, и внесут неопределенность в определение. А определение не может быть неопределенным... по определению.

Здесь возникает одно противоречие. Поскольку в определении всегда используются термины, которые в свою очередь тоже должны быть определены, то возникает regressus ad infinitum (бесконечный спуск), во избежание которого приходится оставить некоторые базовые понятия без определений (т. наз. неопределяемые понятия), вводя их все-таки через жизненный опыт, путем показа. И тут уж ничего не остается, как рассчитывать на некоторую общность жизненного опыта всех людей.

При всем том, необходимо иметь в виду, что все науки, за исключением математики, занимаются описанием материального мира и за определением термина всегда стоит некоторое множество материальных объектов или взаимодействий. Это - очень важный момент. Определение выполняет чисто служебную функцию - оно задает множество объектов или взаимодействий. Определение необходимо знать, чтобы при произнесении термина ясно сознавать, о чем именно идет речь. Но главное все-таки - представлять себе ту физическую реальность, которая стоит за этим определением. Если Вы знаете определение объекта, но не представляете себе, как этот объект проявляется в реальном мире, то Вы не можете сказать, что понимаете определяемый термин. Можно сколько угодно учить, что "синапс - это контакт между нейроном и иннервируемой им клеткой", но Вы не можете сказать, что действительно понимаете этот термин, если ни разу не видели опыта с блокадой синаптической передачи. Если некоторое понятие может быть определено, но неизвестно, как описываемый им объект проявится в реальном мире, то такое понятие лишено смысла. Пример (из рекламы): "препарат, выводящий шлаки из организма". Определение дано. Но - что такое "шлаки"? Что значит - "выводит из организма"? Это остается невыясненным. В организме человека не существует такой физической реальности, как "накапливающиеся шлаки". А выведение веществ из организма, напротив, может осуществляться различными путями, и следует четко указывать, о каком идет речь. (Не выполнено требование однозначности). В научной же терминологии Вы всегда должны иметь возможность дойти, через цепочку определений, до той, строго определенной, физической реальности, которая описывается данным термином. Если это невозможно, то слово, о котором идет речь, не является научным термином, а высказывание, его содержащее, не имеет отношения к науке. Между прочим, это - прекрасный тест, позволяющий определить, идет ли речь о науке, или о псевдонауке. Еще одно важное замечание. Язык науки построен из терминов, и только из терминов. В частности, не только объекты, но и их отношения описываются строгими терминами. Если какое-то отношение между объектами не определено в рамках терминологии данной науки, то оно не существует. Пример: на вопрос об определении моторной единицы (это из физиологии мышечного сокращения) был дан ответ: "мотонейрон и его мышечные волокна". Я ответил, что не понимаю, что значит "его мышечные волокна". Студент, подумав, исправил определение на "мотонейрон и совокупность иннервируемых им мышечных волокон", чем я и удовлетворился. В физиологии понятие принадлежности по отношению к нейронам и мышечным волокнам не определено, поэтому первый вариант ответа был некорректным, тогда как понятие "иннервировать" имеет строго определенное значение. Мы говорим, что нейрон иннервирует данную клетку, ткань или орган, если его аксон образует синапсы с этой клеткой (тканью, органом). Определения клетки, ткани, органа, синапса и аксона я здесь не привожу, но они существуют, как и описываемые ими объекты. Их все можно увидеть под микроскопом, а некоторые из них - и без микроскопа. Это требование - использовать только термины - является прямым следствием стремления к ясности. Если какое-то отношение не имеет строгого определения, то не ясно, что оно может означать. Поэтому, если Вам необходимо ввести какое-то отношение или понятие, ранее в данной науке отсутствовавшее, то вначале дайте определение нового понятия, а потом уж используйте его. При этом в определении Вы обязаны использовать уже существующие термины. Только таким путем Вы добьетесь ясности.

4. Резюме.

Итак, подведем итоги. Главное требование к языку науки - это ясность, не зависящая от личного опыта разных исследователей. Наука добивается ясности путем использования терминологии. В отличие от слов естественного языка, термин всегда описывает строго определенное, единое для всех, множество материальных объектов или их взаимодействий и отношений. Такое единство достигается благодаря тому, что каждый термин имеет строгое определение, и для понимания термина необходимо знать как его собственное определение, так и определения всех терминов, использованных в его определении, вплоть до базовых, неопределяемых, понятий. Вместе с тем, для понимания термина, необходимо представлять себе ту физическую реальность, которая за ним стоит. Если за термином не стоит никакая физическая реальность, он лишен смысла. И наконец - в науке допустимо только использование ее терминов. Если какое-то отношение или взаимодействие в данной науке не определено, то пользоваться им нельзя. Но ничто не мешает вначале дать определение, а потом использовать полученный таким образом новый термин. Благодаря этой возможности научная терминология не является чем-то застывшим, но развивается вместе с наукой.

К следующей лекции

Обсудить эту лекцию на Форуме

Загрузить лекцию в формате txt (архив rar) - 6,3 Кб

1999 Вячеслав Нестеров
хостинг - Узел Синор
дизайн - Sharada Studio